Алано - асы

Античные авторы I в. Анной Лукан, Дион Кассий, Иосиф Флавий, Иосиф Флакк, Дионисий Страбон, Плинии и другие называют алан "народом кавказским" и одновременно размещают их у берегов Азовского моря, в Подунавье, Приднепровье и Донских степях. О массовом расселении алан на Северном Кавказе пишет Аммиан Марцеллин, описывавший события 353 - 378 г.г.

По словам Марцеллина, вокруг Меотийского болота (Азовского моря) живут "разные по языку аланы, яксаматы, языги, роксаланы, меланхлены, агафирсы". Исходя из этих показаний, трудно считать все перечисленные племена ираноязычными.

До разгрома "Державы Кубрата" в VII в. и распада Хазарского каганата в 965 г. аланы не играли особой роли ни в северокавказской, ни в международной политике. Однако после распада Хазарского каганата их имя все чаще начинает фигурировать в письменных документах Ближнего Востока, Византии и европейских государств.

Объединив под своим главенством разбитые племена Болгарии и Хазарии, аланы образовывают мощное раннесредневековое государство "Алания", которое играет на протяжении X - XIII вв. самую активную роль. Византия, Персия и государства Закавказья и Ближнего Востока пытаются использовать Аланию как буферное государство в своих войнах с различными кочевниками Северного Кавказа и южнорусских степей.

Аланы были тюркоязычным племенем и сыграли значительную роль в происхождении балкарского народа. Об этом говорят следующие факты, не обнаруживающие аналогий у других народов:

- термин "алан" на татарском, турецком, алтайском и других тюркских языках означает понятие "долина, равнина, опушка";

- родо - племенные группы "алан" бытуют среди каракалпаков и туркмен;

- среди алтайцев существуют племена "Аландан келген", т. е. “пришедшие с равнины”;

- "аланами" до сих пор мегрелы называют карачаевцев;

- термином "алан" балкарцы и карачаевцы обращаются друг к другу, к группе людей, но только к тем, кто понимает их язык. Таким образом, этот термин означает в балкарско - карачаевской среде понятие "сородич, соплеменник";

- часть алан, откочевавших в V в. во главе с ханом Кандаком из Подунавья, назывались "Керти алан" - "Истинные аланы";

- "Аланией" византийские авторы называли верховья Кубани - территорию Карачая;

- "Аланией" территорию Карачая, а не Осетии, называли на стратегических, топографических картах XIII—XIX вв. при строительстве Военно - Грузинской дороги через Владикавказ;

- в известной "Зеленчукской надписи" XII в. значатся многие тюркско - балкарские слова: "ата" - "отец", "журт" - "родина", "бёлюнюп" - "отделившись", "алан" - "долина, равнина", "Ба - гатар" - личное тюркское имя, "итинир" - "стремиться", "от зл" - "год быка", "де" - "повествуй".

Самоназванием алан считается термин "ас", вероятно восходящий к тюркскому этнониму "усуни", с которыми их отождествляют многие историки, этнографы и антропологи (Ю. Зуев, М. Артомонов, М. Трофимова, В. Кузнецов). По словам В. В. Бартольда, асы - усуни существуют среди "каракыргызов" и в казахском родо - племенном подразделении "ассыг". Асы, как и аланы, были предками балкарцев, о чем говорят следующие факты, не встречающиеся у других народов:

- "Ас - " - на множестве тюркских языков означает: "переваливать через гору, возвышенность", "терять дорогу", "блуждать" (кочевать);

- родо - племенные группы "ас" существуют у алтайцев, ногайцев, казахов, кыргызов, туркмен;

- "Ас - киши" - это библейское название скифов (Ашкузы);

- "Ас - киши" - тюркские племена, обитавшие в VII— XI вв. в Прибалхашье, Прииртышье, Притяньшанье;

- "Ас - киши", "Асы" и "Аланы" - суть тюркские народы, размещались в Крыму, на Центральном Кавказе в XIV в.;

- с "асами" в самом конце XIV в. воевали отряды Тимура в горах Приэльбрусья;

- асы бытовали среди княжеских родов болгар, из которых выбрал себе жену Суздальский князь Андрей Боголюбский;

- асы, по данным китайских исторических хроник VII—VIII вв., значатся в числе тюркского племени "Теле".

Кипчаки не сыграли в этногенезе балкарского народа заметной роли. Об этом говорят следующие факты:

- кипчаки по антропологическому облику были монголоиды, а у балкарцев этих черт нет, они относятся к кавкасионскому типу;

- антропологический облик балкарцев похож на дунайских болгар;

- кипчаки говорили на "йокающем", позднем, диалекте тюркского языка, а балкарцы и карачаевцы на более древнем - "Дж", "Дз" - диалекте;

- некоторые известные специалисты по тюркским языкам полагают, что так называемый "Половецкий словарь" ("Кодекс куманикус") отражает упомянутый "йокающий диалект", а поскольку составлен в XV в. (после исчезновения кипчаков с исторической арены), то он может оказаться и некипчакским;

- начиная с 1972 г. в КБР проводились большие археологические раскопки, открыты многие сотни курганных могильников, однако до сих пор неизвестны кипчакские захоронения на территории Кабардино - Балкарии;

- по сведениям Иби - аль - Асира, кипчаки на Северном Кавказе никуда в горы от монголов не убегали, а разбрелись по своим отдаленным областям. Лишь после разгрома в Крыму они частью бежали в горы, частью по морю, а часть ушла в южнорусские степи.

Борьба Тимура с Асами у Эльбруса.

Летописцы тимуровских походов - Шереф ад - Дин Иезиди, Низам ад - Дин Шами сообщают: Когда мысли Тимура успокоились от дел с областью русских и черкесов, то он со всем, подобным небосводу, войском повернул к горе Эльбурз... В намерении покорить неверных знамя, мир завоевывающее, направилось на Бурикана и Буриберди, которые были правителями народа асов. На этом пути были густые, непроходимые леса. Вырубив деревья, войска проложили дорогу... и Тимур, оставив эмира Хаджи - Сейф - Аддина при обозу, сам взошел на Эльбурз". Разбив здешних жителей, взяв много богатств, Тимур вернулся к обозу, где ему был устроен роскошный пир. Однако вскоре пришло сообщение, что асы вновь поднялись на борьбу против захватчиков. "Тимур, снова оставив обоз, двинулся к крепостям Кулы и Taуса... У тамошних жителей были крепости, пройти к которым вследствие их высоты было невозможно... у смотревшего на них мутился глаз, валилась шапка с головы, пущенная стрела туда не долетала... Тимур приказал сделать несколько высоких лестниц...", которые помогли туда добраться и разбить асов. Кулы и Тауса были взяты в плен. Однако Утурку, один из смелых эмиров Тохтамыша, нашел убежище у предводителя асов – Пулада. По дороге к крепости Кулы, Тауса и Пулада войско Тимура остановилось в местности "Балкан", в названии которого многие ученые видят "Балкар". "Чтобы вызвать предлог для сражения, Тимур написал Пуладу письмо: "Пришли Утурку, укрывшегося у тебя, если же нет, то я приду с бесчисленным войском, которое все состоит из львов, поражающих врагов". Но Пулад ответил: "У меня хорошо защищенная крепость и средства для защиты приготовлены; Утурку нашел у меня убежище, и, пока у меня душа будет в теле, я его не выдам и, пока смогу, буду защищать и оберегать его". Вот как высоко чтили горцы своих гостей! Тимур с неимоверными трудностями одолел крепость Пулада, истребил его защитников, награбил много богатства, а самого Утурку настиг в местности Аяса (Уаза). Так закончилось нашествие Тимура на асов - балкарцев, которое окончательно замкнуло их в горах Центрального Кавказа.

С падением золотоордынского ига наступает относительная стабилизация обстановки на Северном Кавказе. После походов Тимура - с конца XIV - начала XV в. - постепенно улучшается социально - экономическое развитие северокавказских народов. На историческую арену начинают выступать самобытные и самостоятельные этнокультурные образования, находящиеся на стадии ранних государственных объединений.

Падение Золотой Орды способствовало складыванию ранней самобытной Балкарии. Это можно заключить из сведений летописцев Тимура, войска которого неоднократно организовывали военные походы против народа асов - балкарцев, имевших своих предводителей и ведших в конце XIV в. ожесточенные сражения за свою независимость с войсками завоевателя.

Балкария состояла из отдельных обществ ("эль"), каждое из которых было подвластно своему общественному органу управления, они были объединены в "Пять Горских обществ" ("Беш тау эль"), размещенных по отдельным ущельям Балкарии. Все эти общества ("эли") подчинялись верховному общественному органу управления народной власти и суда - "Балкарскому Тё - ре", куда нередко обращались для разрешения своих спорных вопросов и соседние народы.

Балкария уже во времена тимуровских военных походов представляла собой некоторую общность. Об этом говорит тот факт, что золотоордынский эмир Утурку постепенно перемещался под натиском отрядов Тимура из одного эля в другой и везде находил поддержку.

Тёре - это самобытный народный форум, управлявший всей жизнью и деятельностью Балкарии. В его состав на демократической основе входили избранные представители всех сословий. Во главе Тёре стоял избранный, самый авторитетный из таубиев (князей). Подобные Тёре были в каждом отдельном балкарском обществе, а главный Тёре руководил всей Балкарией. При главе Тёре - верховном правителе Вали, или Олий, находились глашатаи, извещавшие всей Балкарии о принятых на Тёре решениях. При олие находилась военная дружина, состоявшая из отдельных отрядов воинов, приведенных каждым из князей отдельного общества. Воины собирались на Басиат кошах, где обучались джигитовке, стрельбе, ведению боя, защите границ.

На Тёре рассматривались все уголовные, гражданские вопросы, выносились наказания за правонарушения, узаконивались новые обычаи и обряды, если таковые не нарушали вековые традиции и часто встречались в жизни общества.

Таким образом, Тёре являлся юридическим и гражданским органом управления в Балкарии. На большом Тёре рассматривались особо важные вопросы. Для подобных решений, как отмечалось, приходили сюда и представители Карачая, Дигории и других народов.

Название института Тёре происходит от древнетюркского слова "тёре" - закон, обычай. Термин "тёр" на карачаево - балкарском языке означает еще и понятие "почет", что вполне соответствует назначению "Тёре".

На заседаниях Тёре выносили приговор за различные проступки. Уличенного в них очень часто подвергали одному из самых позорных наказаний: привязывали к "Камню позора" - "Налат таш", который обычно устанавливался в самом людном месте аула, и каждый прохожий выражал обвиненному свое презрение. Подобные камни были обнаружены в Верхнем Чегеме, в Верхней Балкарии, в одном из средневековых поселений Баксанского ущелья. Фотография "Камня позора" из Верхнего Чегема выставлена в витринах Нальчикского краеведческого музея.

История взаимоотношений между Кабардой и Балкарией не знает никаких сколько - нибудь серьезных межэтнических столкновений, а тем более войн. Границ между ними в нынешнем понятии никогда не существовало. Они всегда определялись мирными взаимоотношениями, носили прозрачный характер, возникающие изредка какие - либо нарушения по использованию пастбищных или лесных угодий решались посредством переговоров старейших представителей соседствующих обществ. Наблюдавшиеся иногда мелкие столкновения, неизбежные в жизни соседствующих народов, никогда не приводили к жестким последствиям. Кабардинцы и балкарцы свободно передвигались по Кабарде и Балкарии. Взаимоотношения между ними носили мирный и дружелюбный характер, что обуславливало множество межэтнических браков и кровное родство между кабардинцами и балкарцами. Такие браки заключались как между представителями княжеских семей, так и представителями простого народа. Результатом таких контактов являются наблюдаемые в Кабарде фамилии: Мисаковы, Кушховы, Жанбулатовы, Балкаровы, а в Балкарии - Черкесовы, Кабардоковы, Кабардиковы и др. В случае отдельных раздоров внутри Кабарды или Балкарии многие находили приют у своих соседей - в Балкарии или Кабарде.

Широкие рамки приобретали мирные и дружеские отношения между отдельными семьями и родами. Такие тесные контакты устанавливались между Абаевыми, Кайтукиными, Атажукиными, Балкаруковыми, Урусбиевыми. Мирно соседствующие народы на Кавказе отдавали своих детей на воспитание своим друзьям - в "аталычество" (отцовство). Известно, что в 1747 г. молочным братом - "эмчеком" князя Большой Кабарды Касая Атажукина был балкарский князь Азамат Абаев) а в 1768 г. молочным братом кабардинского князя Казыя Кайсынова был балкарский князь Мухаммат Биев.

Многовековые мирные контакты отразились на развитии экономики и культуры Балкарии и Кабарды. Кабардинцы свободно могли пасти свои табуны в Балкарии, получать отсюда горные руды, лес, камень для строительства, меха и шкуры диких зверей и животных. Балкарцы арендовали в Кабарде зимние пастбища. Некоторые ученые считают, что эти арендные отношения свидетельствуют о политической и экономической зависимости Балкарии. Подобная точка зрения не имеет под собой серьезного основания. За аренду зимних пастбищ балкарцы всегда платили определенную плату. Эти взаимоотношения способствовали развитию экономики той и другой стороны.

Назад