Тюркский мир: изгнание китайцев
Рафаэль Безертдинов

Во главе улуса Истеми ябгу поставил людей из рода Ашина, при нем оставляли также небольшой гарнизон дружинников. Так из племени хуннов за короткое время возникла могучая и единая империя - Великий тюркский каганат. Это доказывает, что при полной политической раздробленности идейное единство тюркских племен сохранилось; этническая традиция, она же - сигнальная наследственность - не была нарушена. Западный поход Истеми ябгу был идейно связан с хуннскими миграциями во II веке (походом Атиллы в Европу), т.е. 400-летний период между этими двумя походами был не провалом в этнической памяти, а именно в это время создавались условия для восстановления исторической справедливости. Этническое восприятие прошлого - это сила, способная вдохновить народ на великие дела. И тюрки, ведомые родом Ашина, их совершили; незабвенные деяния предков вдохновили их на подвиг.

Созданный за короткое время Кюктюркский каганат столкнулся с сильными и развитыми государствами, такими как Китай, Византия и Персия, у которых был древний опыт дипломатических отношений с разрозненными тюркскими племенами. Появление единой тюркской централизованной державы, охватившей всю азиатскую степь, оказалось для этих стран неожиданностью.

Восточная политика сасанидского Ирана была гибкой и прозорливой; усиление Тюркского каганата здесь было отмечено сразу, и в столицу каганата г.Отукен прибыло персидское посольство, установившее союз, скрепленный браком шаха и дочери Истеми.

Заключив с персами в 571 году мирный договор, Истеми ябгу подтянул свои войска на запад и в 572 году вернулся на Итиль. Этот приход стал важным событием в истории тюркских племен, проживающих в этом регионе. Со стороны этих племен Истеми-ябгу встретил поддержку. Кюктюрки объединили все родственные тюркские племена в определенную военно-административную единицу (улус) и включили ее в состав Кюктюрскского каганата. Закончив с организацией государственного аппарата, Истеми начал войну с аварами, занимающими территории Причерноморья. Авары создали мощное государство. Даже Византия платила им дань. Поэтому война между кюктюрками и аварами была долгой и кровопролитной. Одерживая победу и тесня их, кюктюрки в 576 году дошли до Босфора и вышли к границам Византийской империи.

Послу византийского императора Валентина тюркский хан сказал: «Не те ли вы римляне, которые говорят на десяти языках и на всех одинаково обманывают! Мы, тюрки, не знаем ни лжи, ни обмана, и знайте, что я найду случай отомстить вашему государю, который, уверяя меня в своей дружбе, покровительствует аварам, беглым рабам нашим».

Китай, Византию больше устраивала раздробленность каганата, когда ханы и беки ходили к ним поодиночке за помощью в виде подачек. А сейчас перед ними единый и могучий каганат, настаивающий на строгом выполнении подписанных договоров. Поэтому китайские, византийские, персидские правители решили во чтобы то ни стало раздробить каганат и, если возможно, захватить ее земли. Для этой цели разведчикам и дипломатам была предоставлено полная свобода по внесению раскола в каганате. Они старались раздуть любые конфликты, а затем предложить одной из конфликтующих сторон военную и политическую помощь. Наряду с дипломатической и разведывательно-диверсионной операциями, эти страны применяли и военные силы. Под разными поводами правители этих стран разрывали мирные соглашения и развязывали против кюктюрков военные операции, перерастающие в открытую войну. Все такие методы давления в конечном счете дали результаты.

В 604 году Великий тюркский каганат распался на восточный и западный. После ожесточенных войн в 634 году восточный каганат признал себя вассалом Китая. Император Китая победил восточных тюрков не силой оружия, а добровольным признанием кочевников своим ханом императора. Такая же участь настигла в 657 году и западный каганат. Среднеазиатские тюрки также признали себя вассалами Китайской империи.

После падения двух тюркских каганатов (Восточного и Западного) наиболее патриотически настроенных царевичей, беков увели в Китай, принуждая их жить в столичных городах под контролем. Бекам, доказавшим свою преданность, китайское правительство давало чины, правление областями, земли для размещения орд, настаивало на браке с китаянками, назначало на должности при дворе. Подкупленные лаской китайского правительства многие тюркские беки и племенные вожди верно служили и помогали расширению территорий Китайской империи, в которую включалось все больше и больше тюркских земель. Простой народ ассимилировался путем внедрения китайского языка, обычаев и традиций. Вот как написано об этих временах на древних каменных изваяниях, найденных на берегах реки Орхон: «Негоднейший каган негодного сменял, безумный принимал у глупого свой трон, и те, кто доводил законы до людей, все были как один - слабы и неумны».

Но если можно купить верность служивых беков, то далеко не просто было купить расположение народа. Традиционное уважение к народу Ашина, поддерживавшее династию, сменилось полным безразличием после того, как последние показали себя верными слугами китайцев и врагами своего народа. 50 лет зрело недовольство. И вот в 679 году среди тюрков Шаньюева наместничества, находящегося на территории Китая, вспыхнуло неожиданное восстание. Тюрки пошли на безнадежную авантюру: будучи в центре империи они были окружены врагами со всех сторон, у них не было ни тыла, ни союзников, ни численного превосходства. Сами они не могли этого не понимать и все-таки восстали! При этом ни китайские, ни тюркские источники не говорят об обидах или угнетении. Надпись на Онгинском памятнике прямо указывает, что тюрки выступили не ради улучшения своей жизни, а ради дикой воли власти. «Народу табгач (китайцам) стали они (тюрки) рабами - своим мужским крепким потомством и рабынями - своим чистым женским потомством. Тюркские правители сложили с себя свои тюркские имена и, приняв титулы табгаческие, подчинились кагану народа табгач. Пятьдесят лет отдавали они ему труды и силы. Вперед, к солнечному восходу, они ходили войной вплоть до Бокли-кагана (в Маньчжурии и Приамурье), назад, т.е. на запад, они ходили войной вплоть до Темиркапыга (проход Бузгала в Средней Азии) и отдали кагану табгаческому свою державу и закон (обычаи). Весь тюркский народ так сказал: «Я был державным народом - где моя держава? Для кого добываю державы иные?» Они говорили: «Народом был я, имевший кагана, - где мой каган? Какому кагану отдаю я труды и силы?» Не думая отдавать государству Табгач свои труды и силы, тюркский народ говорил: «Лучше погубим сами себя и искореним». Надпись отчетливо свидетельствует, что подчинение для самолюбия тюркского народа было непереносимо . Оно оказалось настолько оскорбительным, что весь народ поднялся на борьбу.

Карательное войско, посланное на усмирение тюрков, было поголовно разбито. Около 10 тысяч китайских солдат пали. В 680 году на подавление была брошена целая армия, втрое превышающая силы тюрков, в результате чего последние проиграли битву. Оставшиеся вышли из окружения и старались отступить с боями за пределы Китая. Восстание было обречено, но оно приняло новые формы.

В 682 году Кутлуг - из рода Ашина организовал в Северном Китае партизанский отряд из 700 человек. Услышав об этом, к нему стали присоединяться повстанцы. За короткое время Кутлуг собрал более 5000 человек. К этому партизанскому отряду примкнула и интеллигенция, среди них был и ученый Тоньюкук. Он имел китай-скую докторскую степень. Однако, услышав о новом восстании, ученый бросил город и ушел в горы. В письме Кюл-тегину Тоньюкук объясняет свой поступок так: «Вследствие подстрекателей и обмана со стороны народа табгач и вследствие его прельщений, а также вследствие того, что они (табгачи) ссорили младших братьев со старшими, вооружали друг против друга народ и правителей, тюркский народ привел в расстройство свой существовавший эль. Я сам, мудрый Тоньюкук, получил воспитание для государства Табгач, так как весь тюркский народ был в подчинении у государства Табгач... Хан сказал, «присоединяйся ко мне. Я присоединился». Тоньюкук сделал выбор - бросил китайские привилегии, ученое звание, дом в городе и ушел партизанить в степь.

Против восставших было брошено карательное войско. Но они были разбиты. Кутлуг не стал бессмысленно сражаться с превосходящими императорскими силами, а начал свой поход за объединение тюркских племен. Не все беки и старейшины были готовы к объединению. А те, которые получали от китайцев подарки, были даже против государственности и встали на сторону Китая. Но восстание разрасталось, охватывая новые территории. Партизанский отряд Кутлуга превратился в войско. После нескольких крупных побед он направился в священную местность Отюкен на Хангайском нагорье у реки Орхон и основал свою ставку. Услышав о восстании Кутлуга, западные тюрки тоже пришли в движение. В Средней Азии поднялось много тюркских племен. Восстание стало массовым, и китайская армия была уже не в силе подавить его. После смерти Кутлуга возрождение каганата продолжили его братья и родственники. В период правления Бильге кагана китайские имперские войска были изгнаны из тюркских земель. Были разбиты и союзники китайцев. После таких блестящих побед Бильге каган обратился к императору Китая с предложением о подписании мира. Хотя император и не признал каганат и отказался от мирного договора, война была остановлена, и незаключенный мир стал соблюдаться. В государстве установилась мирная жизнь.

Бильге каган собрал на курултай всех ханов, беков, видных военачальников, племенных вождей. Здесь он выступил с такой речью: «Эй, тюркские беи! Я поднял к жизни народ, готовый погибнуть, снабдил платьем нагой народ, сделал богатым неимущий народ, сделал многочисленным малочисленный народ. Там, где верные эли и ханы, я творил добро. Живущие по четырем углам народы я принудил к миру.

Эй, тюркские беи! Пока Небо не сдавит Землю, а Земля не расколется, знайте, тюркские улусы, тюркские государства, тюркские семьи - тюркское владычество - не исчезнет. Реки пролитой крови, костей наших, лежащих, как горы, будьте вы достойны! Эй, бессмертный тюркский народ, осознай все это и гордись!»

Обращение Бильге кагана к народу дало хорошие результаты. Текст был выбит на камне для обращения к широким слоям общества, так как общественное мнение существовало, и сила слова у тюрков считалась реальной силой.

Благодаря гибкой политике правительства кюктюркского каганата во главе с его могучей тройкой - Бильге кагана, его брата Кюлтегина и Тоньюкука - победа была одержана как над внешними врагами, так и над внутренними; в государстве установилась мирная жизнь. Мир, достигнутый такими сверхусилиями, принес тюркам покой, богатство и обусловил резкий подъем самобытной тюркской культуры.

Отметим, что, только благодаря Тоньюкуку, впервые в истории империи тюрков была принята политика, ориентированная на развитие собственной тюркской культуры. До этого господствовало китайское влияние. Этот момент чрезвычайно важен, так как здесь была не только борьба государств, но борьба культур, борьба мировоззрений, мироощущений.

Великая степь манифестом заявила свое право не быть ни Китаем, ни другим государством, а только самим собой. Борьба за это велась со времени Хуннского каганата, но сейчас это право было сформулировано и зафиксировано. Если каганы утверждали, что они воюют только против китайского правительства, но любят народ и приемлют китайскую культуру, то Тоньюкук противопоставил учению Лаоцзы тюркскую самостоятельную культуру. Он написал так: «Я сам, мудрый Тоньюкук, получил воспитание под влиянием культуры табгачской и сделал выбор - бросил город ради Степи».

Тюркам для накопления знаний и управления государством нужны были алфавит, письменность. Происхождение букв в алфавитах народов мира не носит случайного характера. Алфавиты были разработаны в древности жрецами с максимальным учетом психологических данных народов, менталитета. Алфавит соответствовал духу языка. Эти буквы становились компонентом космического языка, приобретая силу магии и приобщая человека к внутреннему познанию Вселенной и самих себя, ибо естественные законы, управляющие Мирозданием, действуют и внутри человека (в макрокосме и микрокосме). Пользование несоответствующим менталитету алфавитом подобно пользованию несоответствующими зрению очками, потому что во время передачи духовной мысли происходит искажение. Поэтому, несмотря даже на сложность иероглифов, китайцы не меняют свою письменность, так как это грозит потерей накопленный знаний и исчезновением китайской цивилизации.

Зная обо всем этом, в столице Великого кюктюркского каганата Отюкене жрецы занимались унификацией алфавита для всех тюркских и монгольских племен. Тюркские жрецы (ата-камы) при разработке алфавита вкладывали в каждую букву смысловую магическую силу.

Тюркский алфавит использовался долгое время всеми древнетюркскими племенами. Достаточно отметить, что на огромной территории от Центральной Сибири до Восточной Европы и в Закавказье по сей день встречаются многочисленные исторические памятники с надписями на тюркском алфавите. Различные виды надписей, выбитые на камне, надписи на керамике, наскальные просветительские надписи и т.д. позволяют сказать о весьма широком для кочевой культуры тюрков распространении письменности.

Записи на орхонских каменных книгах - памятниках мировой культуры VI-VIII вв. поражают величием духа, мощью слова, концентрацией сил древнего космоса, сечи кровавой, гулом битв и сражений предков, призывами к миру и добру, плачем, скорбью по погибшим героям, стремлением объединения тюркских племен во имя благоденствия народа. Записи на орхонских каменных книгах, легенды, мифы, речи, дошедшие до нас, показывают, что древние тюрки имели оригинальное мировоззрение, мифологию, историю и большие знания по географии.

Но такие достижения тюрков не устраивали враждебные государства. Не сумев уничтожить тюркский каганат в открытой войне, они решили уничтожить его с помощью войны информационной. В Великую степь со всех сторон стали проникать миссионеры с новыми для тюрков религиями. В религии есть все - философия, мировоззрение, образ жизни, традиции. Таким образом, изменение религии влечет за собой изменение всех устоев человека.

Византия направляла на западные территории каганата своих христианских миссионеров. Но они не имели большого успеха среди тюркского народа.

Идея обретения спасения и обеспечения загробной жизни в соответствии с учением Иисуса Христа, требовала отказаться от религии предков. Но это тюркам казалось торгашеством и унижало их достоинство. Когда христианские миссионеры втолковывали тюркам, что их предки обречены вечно гореть в огне лишь за то, что умерли некрещенными, то скорее отталкивали их от этой религии, чем привлекали. В потустороннем мире человек, если он христианин, узрит святую деву Марию, ангелов, апостолов и Христа. Для тюрка-тэнгрианца эти потусторонние встречи мало интересны. Он желает встретиться там со своими родичами, с отцом, матерью, давшим ему земную человеческую жизнь, чтобы поведать им земные новости, чтобы они помогли к встрече с Богами.

Исламская религия наступала с юга. В 610 году основатель мусульманской религии Мухаммед выступил с первой проповедью Ислама в Мекке. Не найдя там поддержки, осенью 622 года он вынужден был переселиться в город Ятриб. Там он получил поддержку, захватил город, и его сторонники переименовали Ятриб в Медину. Укрепившись в Медине, они вели непрерывную борьбу за распространение новой религии, причем так ожесточенно, что не жалели жизни ни своей, ни чужой. В 632 году умер Мухаммед, приемниками которого стали халифы, считающиеся одновременно духовными (имамами) и политическими лидерами.

Завоевательные походы на север задуманы были еще при Мухаммеде, но развернулись, приняв характер решительных и почти непрерывных военных действий, уже после его смерти. Арабские завоевания шли с неслыханной быстротой. Никто не ожидал от них такой прыти. Арабы отняли у Византии две трети ее владений - Сирию, Палестину, Египет и Северную Африку. Одновременно с походами против Византии вели наступление на Иран и в 637 году, разбив иранские войска, захватили его столицу и положили конец Сасанидскому государству. Захватив весь Иран, они вышли в Среднюю Азию и Северный Азербайджан. Здесь они встретились с тюрками.

Тюрки Средней Азии и Закавказья стали главным препятствием для продвижения арабов на север. Война была упорной и продолжалась более 150 лет. Но, несмотря на то, что сила исламской империи была на подъеме, завоевать Среднюю Азию и Закавказье и пойти дальше арабам не удалось.

Не сумев взять тюрков силой, арабы попытались взять их через религию Ислам. Халиф Хишам отправил в Среднюю Азию проповедника к хану тюркешей Сулу, предлагая ему принять мусульманскую веру, что означало и политическое подчинение халифу как духовному и светскому главе всех мусульман. Хан в присутствии посла устроил смотр войск и потом обратился к переводчику: «Скажи этому послу, чтобы он передал своему господину, что нет среди этих воинов ни цирюльников, ни портных. Если они будут следовать предписаниям Ислама, то откуда же они добудут средства для жизни». Воинственные степняки считали, что Ислам - религия городских жителей, и она связывает их воинский дух и свободу действий. Принципы исламской, регламентированной религии были им чужды, в ней они чувствовали себя неповоротливыми, связанными. И поэтому тюркешский хан дал понять, что он великолепно знает, для чего нужны халифу единоверцы. И свою точку зрения он не собирался доказывать, так как уважал дух Великих предков.

Пока существовал Великий кюктюркский каганат, во главе его мудрые и дальновидные ханы, тюркская элита и народ препятствовали проникновению пришлых религий.

Императоры Китая и Византии, не обостряя на этой почве отношения с Тюркским каганатом, предоставили полную свободу в проведении своей политики в тюркской державе разведчикам и дипломатам, чтобы они внесли раскол в каганат. Китайский император начал обласкивать уйгурских беков, которые мечтали прийти к власти в каганате.

В 731 году вдруг умер Кюлтегин. Ему было 46 лет. В 734 году в возрасте 50 лет умер Бильге каган. Его отравил изменник - тюркский вельможа, работавший послом в Китае и подкупленный императором Сюан-цзуном. Предатель и его род были уничтожены. Преемником Бильге кагана стал его сын Йоллыгтегин. Это был талантливый мыслитель и историк. Но в стране начались мятежи. В записях Йоллыгтегина объясняются причины мятежей: «Народ, желающий сохранить свою индивидуальность, не должен превращаться в карателей, сколько бы за это ни платили».

В 739 году неожиданно умирает и Йоллыг тегин. Внутренние конфликты усиливаются. В 744 году к власти приходит глава уйгуров - Кутлуг Кюл Билге каган. Постепенно государство кюктюрков преобразовалось в государство уйгуров. Но это было уже не кюктюркское государство.

Взято с http://bezertdinov.narod.ru/

назад