Джебе и Субэтай
Рафаэль Безертдинов

После взятия Самарканда Чингиз-хан снарядил отряд в двадцать пять тысяч человек в погоню за хорезмшахом Мухаммедом, бежавшим в Иран. Во главе этого отряда были поставлены Джебе и Субэтай. Первому было поручено неотступно преследовать хорезмшаха, отрезать ему путь в Хорезм, взять живым или мертвым. Султан был законным государем. Пока он был живым, щепетильный Чингиз-хан не считал себя вправе властвовать над его государством.

Военная история не знает ни одного эпизода, который мог бы сравниться с этим фантастическим походом двадцатипятитысячного отряда от Самарканда до реки Тан (Дон).

Это была беспримерная военная шалость, умная нелепость. Отряды великой армии неслись вскачь, намечая стоянки для войск, которым понадобилось пятнадцать лет, чтобы пройти этот путь. Мимо персов, азербайджанских тюрков, армян, грузин, черкесов, осетин, кыпчакских тюрков, русских в облаках пыли пронесли непобедимое, всегда победоносное татаро-монгольское знамя. Нужны были энергичные усилия, чтобы покорить всю эту массу народов, но это не входило в задачу Джебе и Субэтая, которые только намечали этапы завоевания. Там, где прошли их кони, уже никто не осмеливался прямо смотреть на татаро-монгольское знамя.

Джебе и его подчиненные пустились в путь, чтобы покончить с султаном Мухаммедом. Крепость Термез загораживала переход через Амударью, поэтому им пришлось переправиться ниже по течению реки на сколоченных наспех плотах. Напугав жителей Мерва, они попутно взяли Завег, напали на Тус. Подойдя к Ншиапуру, стали его осаждать, но, узнав, что хорезмшаха там нет (он недавно бежал), они разделились: Джебе двинулся на север, Субэтай – на юг. В Рее (нынешнем Тегеране) они снова соединились, убедившись в том, что хорезмшах не мог бежать на Кавказ или Багдад, что он должен быть на севере. Идя по его следам, они дошли до Хазарского (Каспийского) моря и узнали, что хорезмшах умер на пустынном острове, куда выселяли прокаженных, и его только что похоронили. Это было в декабре 1220 года.

Исполнив поручение, после бешеной погони Джебе и Субэтай должны были испросить новые инструкции. Они отправили к Чингиз-хану рапорт, казну и знатных пленников вместе с докладной запиской, в которой они просили разрешения завоевать страну кыпчаков.

В ожидании ответа, чтобы прокормить свои войска и не дать им изнежиться, Субэтай и Джебе завоевали Северную Персию и Азербайджан. Мимоходом были взяты Рей, Хамадан, Тавриз, Казвин. Тем временем прибыл ответ от Чингиз-хана, где говорилось, что он одобряет докладную записку. Так как в этих странах жило немало тюрков, то полководцы уполномочивались идти так далеко, пока встретится хотя бы еще один тюрок, чтобы осчастливить этих храбрецов и включить их в империю силой, если они окажут непонимание и будут сопротивляться.

Войска выступили в поход и достигли Тифлиса. Грузинские войска вышли навстречу. Монголы начали атаку и изрубили их. Опустошив часть Грузии, они вернулись в Азербайджан и захватили Шемаху и Ширван. Субэтай и Джебе очень торопились, желая быстрее попасть в страну кыпчаков по ту сторону Кавказа. В Ширване они взяли проводников.

Кыпчаки готовы были встретить нашествие с берегов реки Терек, Хазарского и Черного морей. Они знали, что в святом городе Каракоруме сидит повелитель всех тюрков и монголов. Всем им издавна была знакома обычная дорога тюркских походов – по ней шли их собственные предки.

Они знали, что татаро-монголы придут. И вот собрались военные отряды кыпчаков, осетин, черкесов, лезгин и отправились поджидать татаро-монголов на равнине Терека, на обычной степной дороге, рассчитывая, что они придут с севера. И с изумлением узнали, что татаро-монголы перешли через непреступный Кавказ и наступают с юга. Впереди войска скакали агенты Джебе, проникая всюду, разбрасывая золото полными пригоршнями, превознося славу тюркской нации, они говорили кыпчакам: "Мы татары, как и вы, кыпчаки, одна кровь, одного рода. А вы соединяетесь с иноплеменниками против своих братьев. Осетины и нам, и вам чужие, не следует помогать им. Вы должны действовать заодно с нами". Кыпчаки колебались, они были чувствительны к родству, но уровень кругозора был ограничен, поэтому они не могли сразу воспринять великую тюркскую идею и воспылать страстью к созданию новой империи, наследницы империи кюктюрков.

Кыпчаки отошли в сторону от места боя. Джебе воспользовался их нерешительностью и двинул Субэтая против объединенной армии осетин, черкесов и лезгин. Опытные татаро-монгольские эскадроны опрокинули и разбили это нестройное войско, а затем двинулись дальше.

После победы Джебе потребовал у кыпчаков, в соответствии с обычаями и законом "Ясы", помощи людьми, лошадьми и фуражом. Кыпчакские беи сначала согласились, но они никогда не имели системы государственных налогов, никогда не подвергались поборам в пользу хана, поэтому возник конфликт.

Видя, что монголы забирают лошадей и мулов, конфискуют их фураж, уводят их молодежь в свое войско, пополняя ряды убитых, кыпчаки взбунтовались. Они собрали все, что можно прихватить, и массами бежали из татаро-монгольского войска к своим родичам, кыпчакам, обитавшим в обширной равнине реки Тан (Дон). Это было дезертирство – проступок непростительный в глазах монголов. Необходимо было вернуть их, казнить вожаков и наказать непонятливых.

В это время пришло известие, что некий народ по имени русы взял кыпчаков под свое покровительство и поспешно вооружается. В то время многие кыпчакские ханы породнились с русскими князьями и, естественно, те выступили на защиту своих родственников.

Узнав о выступлении русского войска, татаро-монголы послали к князьям на Узи (Днепр) послов с предложением о мире, заявив: "Мы слышим, что идете против нас, послушав кыпчаков, а мы не заняли ни вашей земли, ни городов ваших, ни сел ваших, не на вас мы пришли, а на кыпчаков". Русские князья перебили послов в знак своего отказа вести переговоры. Не имело успеха и второе татарское посольство. Тогда татаро-монголы решили: этим русским надо дать хороший урок, чтобы они потеряли охоту защищать предателей и научились уважать законы "Ясы".

Объединенные русские князья и кыпчаки выступили в поход против татаро-монголов. На берегу реки Калка двадцатипятитысячный татаро-монгольский отряд встретил стотысячное русское войско. Битва произошла в апреле 1223 года и закончилась поражением русских. Большая часть русских воинов погибла. Из восьми князей были убиты шестеро.

После победы при Калке Субэтай и Джебе, захватили столицу кыпчаков Шарукахана (на месте нынешнего Харькова), а затем двинулись за отступающими кыпчаками на Крым. Взяв несколько городов, они повернули на запад и дошли до реки Узи (Днепр). Получив от Чингиз-хана письмо о возвращении, они вернулись на север и сразились с тюркскими племенами булгарами и, переправляясь через Каму, доставили себе удовольствие разгромить тюрков канглов (печенегов), живших по ту сторону реки Камы, и убили их хана, который имел дерзость заградить им переправу. Наконец, в Средней Азии они достигли ставки Чингиз-хана, где он ожидал их, вернувшись из похода в Афганистан и Индию.

Взято с http://bezertdinov.narod.ru/

назад