Султан Джелал ад-дин
Рафаэль Безертдинов

Зимой 1221 года в город Ургенч вернулись с острова, где в свое время укрывался и умер хорезмшах, его сыновья – Джелал ад-дин, Озлаг-шах и Ак-шах. В Ургенче царевичи обнародовали заявление о завещании хорезмшахом Мухаммедом престола старшему сыну Джелал ад-дину ввиду больших его военных дарований, но среди тюркских эмиров был составлен заговор с целью его убийства и захвата власти в Ургенче. Джелал ад-дин заблаговременно был предупрежден и в сопровождении Темур-Мелика и трехсот всадников бежал в Хорасан. Через три дня после его отъезда Озлаг-шах и Ак-шах покинули Хорезм, так как до них дошли слухи о приближении войск Чингиз-хана. Ургенч попал в руки эмира Хумар-тегина, который объявил себя султаном и торжественно обещал отстоять столицу.

Пока происходили все эти события, к Ургенчу подошли татаро-монгольские войска во главе Джагатая и Угедея. Началась осада города. Ургенч был первым из больших городов, который оказал решительное сопротивление. После шести месяцев осады и ожесточенных уличных боев город был взят. За Средней Азией борьба продолжалась на западе, в Иране, и на востоке, в Индии.

Уходя в Хорасан и другие области Ирана, Джелал ад-дин предполагал, что там найдет сторонников для продолжения борьбы против Чингиз-хана. В окрестностях города Неса стоял монгольский отряд из 700 всадников, который подвергся неожиданному нападению Джелал ад-дина и его трехсот всадников. Нападение было таким стремительным, что монголы обратились в бегство. Не так счастливы были его братья Озлах-шах и Ак-шах. Внутри страны они и их спутники были окружены татаро-монголами и убиты.

Пока воины Джебе и Субэтая шаг за шагом покоряли Мерв, Балх, Ншиапур, Герат, Тебриз Джелал ад-дин собрал своих приверженцев, прошел через южную Персию, где к нему присоединились несколько атабеков, и направился к Газне с 30-тысячным войском. Он своей пламенной речью возмутил народ в Газне и Кабуле, и в результате к нему примкнули еще 30 тысяч человек. Теперь в составе его войск были эмиры – предводители тюркских и афганских племен.

Их отряды были хорошо вооружены и имели опытных военачальников, однако не составляли еще полного войска. Между отдельными военачальниками существовали внутриродовые и племенные противоречия, которые вели к распрям и затрудняли управление войском. Джелал ад-дин сумел все же сплотить эту пеструю массу в грозную для татаро-монголов силу. Чингиз-хан послал против него первую армию, во главе которой стоял испытанный военачальник Шигу-Хутуху. Последний уступал Джелал ад-дину числом войск более чем вдвое (30 против 70 тысяч). Чтобы ввести в заблуждение противника относительно своей армии, Шигу-Хутуху приказал наделать из соломы чучел, одеть их в запасную одежду и привязать в виде всадников на спины заводных лошадей. Окружавшие Джелал ад-дина военачальники чуть было не поддались этому обману и советовали молодому султану отступить, но он повел своих воинов в бой. Битва произошла у города Бамиан в долине Лянджшира и закончилась полным поражением татаро-монголов. После боя военачальники поссорились между собой из-за добычи. Эта ссора возбудила национальные страсти, с которыми Джелал ад-дин не смог справиться. Афганцы покинули его и он остался только с тюрками.

Шигу-Хутуху с остатками своего отряда возвратился к Чингиз-хану, который с полным спокойствием принял известие о поражении, ничем не выразив своего неудовольствия побежденному вождю. По этому поводу он высказал лишь следующую глубокую истину: “Шигу-Хутуху знал только победы, поэтому ему полезно испытать горечь поражения, чтобы тем горячее стремиться в будущем к победе”.

Тогда обнаружилась несокрушимая энергия Чингиз-хана. Настоящие полководцы – Мухали, Джебе, Субэтай – воевали в Китае и на дальнем Западе. Чингиз-хан был лишен таланта военного. Зная это, он хотел победить, и все склонились перед его волей. Он направился прямо на Газну и с непокрытой головой пошел на приступ города. Восхищенные и охваченные энтузиазмом воины следовали за ним, и город был взят.

Джелал ад-дин был вытеснен из Газны и отброшен к берегам Инда, где 24 ноября 1221 года произошла битва. Он дрался мужественно и отчаянно, но исход сражения решил десятитысячный отряд отборных монгольских воинов, спрятанный в засаде. Сын Джелал ад-дина (лет восьми) был взят в плен и убит. Свою мать, жену и других женщин Джелал ад-дин сам велел бросить с крутого берега в воду, чтобы они не достались монголам. Потерпев поражение и не желая сдаваться, он в полном вооружении верхом на своем боевом коне бросился в реку. Пораженный его благородством и смелостью, Чингиз-хан сказал своим детям: “Вот юноша, каких может пожелать себе каждый государь”.

Вскоре Чингиз-хан возвратился под Самарканд в свою резиденцию. С 1222 по 1224 годы его правительственный центр находился в горах к югу от Самарканда. Завоевание Средней Азии и Хорасана было закончено. Хорезмской империи больше не существовало, сопротивление, оказанное Джелал ад-дином, было сломлено. Огромная территория от Тихого океана до берегов Хазарского (Каспийского) моря была включена в состав тюрко-монгольской империи.

В марте 1225 года Чингиз-хан с главными военными силами вернулся на родину. Перед уходом в 1223 году правителем Средней Азии он назначил своего среднего сына – Джагатая, который сделал своей резиденцией Алмалык. Отсюда он управлял Тюркестаном, Мавераннахром, Харасаном и Восточным Ираном, наблюдая за Ираком. С ним остались небольшие отряды тюрков и монголов со своими семьями и скотом, а также чиновники по сбору налогов.

Переплыв со своим отрядом реку Инд, Джелал ад-дин устремился в глубь Индии, которая уже 200 лет (с XI в.) после завоевания султаном Махмудом Газневи была под властью тюрков. После падения газневидской династии Индия разделилась на много частей, во главе каждого стоял тюрок. У всех этих правителей ядро войска состояло из тюрков, нанимаемых в Средней Азии и на территории современного Казахстана. Правителем Дели в 1211-1236 годах был султан Ильтутмуш, тюрок по происхождению. Прибыв в Дели, Джелал ад-дин получил поддержку с его стороны. Женился на его дочери. После этого он прошел северные районы Гуджарата, получив от его правителя Кубачи крупную сумму денег.

Посланный в погоню татаро-монгольский отряд разграбил Синд и западный Пенджаб и не пошел в глубь Индии, а вернулся обратно, не выполнив своей задачи.

В 1225 году после ухода Чингиз-хана из Средней Азии, Джелал ад-дин внезапно вернулся из Индии в Иран и стал возмущать народ против татаро-монгол. Его поход был триумфальным шествием.

Радушно встреченный в самом сердце Ирана в Исфагане, он сделал попытку воскресить древний Иран (“Шах-Наме”) и противопоставить его татаро-монгольскому Турану. Когда Джелал ад-дин явился к персам со своими четырьмя тысячами верными воинами, которых он привел из глубины Индии, женой, дочерью султана Дели. Они стали его воспринимать как Рустема (герой персидской легенды), вернувшегося из страны слонов вместе со своим верным “паладином” Темур-Меликом, героем Ходженда. Народ выражал сострадание к их несчастьям, воодушевлялся их благородным делом, с замиранием сердца слушал рассказы об их романтических приключениях, это был взрыв энтузиазма, вызванный литературными воспоминаниями.

В Кермане Джелал ад-дин женился на дочери султана Борака, в Фарсе – на дочери атабека Зенги. Брачные связи с феодалами и “опьянение” народа за короткое время способствовали созданию большой армии. Первый удар Джелал ад-дин решил нанести халифу ан-Насиру, которого считал одним из виновников в гибели державы хорезмшахов и всего его рода. Мусульмане-шииты приветствовали это с восторгом и единодушно встали на его сторону.

Узнав о его выступлении, халиф ан-Насир стал готовиться к защите. Двадцатитысячное войско под командованием мамлюка Куш-Тимура встретило войско Джелал ад-дина недалеко от Багдада. Произошла битва. Войско Куш-Тимура было разбито, а сам он погиб. Пробыв у стен Багдада двенадцать дней и осознав, что его не взять, Джелал ад-дин вновь вернулся в Иран, а оттуда в Азербай-джан.

Чингиз-хана уже не было в живых, а преемник не был избран. Лучшие татаро-монгольские войска и лучшие генералы были заняты войной в Китае. Владетелем Средней Азии, теперь уже улусом, был Джагатай хан, у которого число войск было ограниченным. Казалось, самое благоприятное время для возвращения на родину, для поднятия там восстания и возрождения государства хорезмшахов. Но там было спокойно. Империя жила по законам “Ясы”, пришедшим вместе с Чингиз-ханом. Закон был справедливым, в нем были отражены древние обычаи тюрков и монголов. Жизнь в бывшей империи хорезмшахов за короткое время наладилась. Народ был доволен. Налоги (десять процентов) стабильные и низкие, как по всей тюрко-монгольской империи. Они устраивают и земледельцев, и кочевников. Чиновники боятся, взяточничество пресекается жестко. Никакого притеснения верующих, культур и традиций подданных империи. Закаленные в боях тюрки, воодушевленные национализмом, перешли на сторону кагана. Видя такое положение дел, Джелал ад-дин возвращение на родину считал смерти подобным. Правительство Джагатай-хана тоже все учитывало и спокойно наблюдало, как он мечется в Иране и на Кавказе и не решается взять реванш.

Едва Джелал ад-дин приблизился к границам Азербайджана, как ему доставили письмо от жителей Мараги. Они просили султана поскорее прибыть к ним и освободить от позорного гнета, который им приходилось испытывать от власти женщин, а также из-за слабости их владетеля - атабека Узбека - в защите своей неприкосновенности и обороне своего владения от грузин.

Последний атабек Азербайджана Узбек в это время совершенно отстранился от государственных дел, и правительницей государства стала практически его жена, дочь последнего сельджукского султана Тогрула III Малика-хатун. Именно о ней говорилось в письме марагинцев.

В мае 1225 года султан Джелал ад-дин без боя занял Марагу. Затем двинулся в Тебриз, но ему здесь оказали сопротивление. Город он взял штурмом. Атабек Узбек бежал из Тебриза в Гянджу. Жена его Малика-хатун, оставшаяся в Тебризе, просила Джелал ад-дина гарантировать ей и ее приближенным безопасность, а имуществу - неприкосновенность, а также просила закрепить за ней город Хой. Султан исполнил ее просьбу, и она была переправлена в Хой.

В августе 1225 года шестидесятитысячная армия грузин, под командованием Ивана Мхаргдзели, сосредоточилась у крепости Гарни с намерением начать наступление на Азербайджан. Грузины собрали такое количество войск, чтобы показать свое могущество и многочисленность. Но Джелал ад-дин испугался их не более, чем волки - овец. В жестоком сражении грузины потерпели поражение, от которого они уже не оправились. Было убито двадцать тысяч их воинов, многие попали в плен. После этой победы хорезмшах разослал свои войска по областям Грузии, и те стали опустошать страну, грабить и угонять население в плен.

Султан Джелал ад-дин вернулся в Тебриз и там, по желанию жены атабека Узбека, вступил с ней в брак, нарушив законы шариата. Атабек Узбек видел, что султан шаг за шагом захватывает его страну. Он не предпринимал ничего до тех пор, пока не услышал весть о бракосочетании султана с его женой. На его вопрос: “Было ли это по соглашению Малики или против ее желания?”, ответили, что по ее добровольному желанию и неоднократного с ее стороны свидетельства. После этого, как рассказывает визирь Узбека Дандан, атабек положил голову на подушку, у него тотчас же поднялся жар, и через несколько дней он умер.

В войске султана Джелал ад-дина большое число воинов были представителями различных тюркских племен, присоединившихся во время его странствования по Ирану.

В 1226 году к нему на службу пришло племенное объединение кыпчаков, около пятидесяти тысяч шатров (юрт). Так у Джелал ад-дина появилось сильное войско из опытных и мужественных воинов, родственников его матери. Их стали называть хорезмийцами и, по-видимому, это общее название уже в то время вытеснило племенные наименования.

Человек огромной личной храбрости, энергичный и непримиримый боец, Джелал ад-дин, видя, что в Средней Азии ему не поднять восстания против тюрко-монгольской империи, решил создать новое государство в Малой Азии и Закавказье. Первый свой поход он начал с захвата всего Ирана.

Правительство Каракорума, для предотвращения усиления Джелал ад-дина, послало против него войско. 5 сентября 1227 года произошло сражение у Исфахана. Татаро-монголы были разбиты наголову, хотя левый фланг султанских войск был весь уничтожен монголами.

Один из видных монгольских военачальников - Тайнал-нойон, видевший беспримерную храбрость Джелал ад-дина в этом сражении, сказал: “Поистине, это богадур своего времени и вождь своих сверстников!” А Толи-хан, сын Чингиз-хана, оправдывая поражение татаро-монголов в этом сражении, написал письмо Джелал ад-дину, где говорил, что “разбитые султаном монголы не из числа наших воинов. Мы прогнали их от себя”.

Завоевав почти весь Иран, в 1228 году Джелал ад-дин начал второй поход на Грузию. Он предложил царице страны Расудане выйти за него замуж. Последняя отказала. Она призвала для защиты ее всех грузин, осетин, абхазцев и горцев. Их собралось множество, и всех царица направила на битву с хорезмийцами. В Болниси, где стоял лагерь султана, произошла страшная битва. Сначала верх брали грузины, но вдруг хорезмийцы потеснили и окружили их. Грузинские войска потерпели поражение. Оставшиеся в живых бежали в горы. Хорезмийцы вышли в Тифлис и занялись грабежом. Царице пришлось выйти замуж за Джелал ад-дина.

Затем султан в 1229 году совершил опустошительный рейд в Сирию, прошел рейдом по юго-восточной Анатолии и вновь возвратился в Азербайджан.

В 1230 году Джелал ад-дин получил письмо от своей сестры Хан-Султан, бывшей в плену у татаро-монголов, женой сына Чингиз-хана - Джучи: “До кагана дошло известие о твоей силе, о твоем могуществе и обширности твоих владений. Поэтому он решил с тобой породниться и договориться о том, чтобы владения ваши были разграничены рекой Джейхун: тебе - все, что до реки, а ему - что за рекой. Поэтому, если ты найдешь силы противостоять им, отомсти, сражайся: если одолеешь, то поступишь, как захочешь. Если нет, пользуйся случаем, примирись, пока они этого хотят”. Однако хорезмшах оставил письмо сестры без ответа. Он начал новый поход против еще не завоеванных местных малых правителей.

Страх перед непредсказуемыми действиями хорезмшаха Джелал ад-дина и его войск и угроза для существования всех малых владений в Малой Азии, Сирии и Северной Месопотамии привели к тому, что конийский султан Кей-Кубад I создал против хорезмшаха коалицию. В августе 1230 года недалеко от Эрзинджана у Иассы Чамана, произошло сражение между войсками хорезмшаха Джелал ад-дина и коалиции. Армия хорезмшаха была разгромлена и рассеяна. Сам Джелал ад-дин ускакал вначале в Хилат, а оттуда направился в Азербайджан, куда стали стекаться уцелевшие его воины. Несмотря на разгром войск хорезмшаха, отдавая дань его мужеству, союзники не преследовали его и возвратились назад.

Узнав о разгроме Джелал ад-дина, в 1230 году татаро-монголы вторглись в Азербайджан. Хорезмшах послал посыльных в кочевья кыпчаков для сбора воинов. Поймав одного из посыльных и узнав об этом, татары перекрыли все дороги, чтобы воины не смогли дойти до ставки. Очутившись в безвыходном положении, Джелал ад-дин обратился за помощью к тем правителям, с которыми он недавно враждовал и от которых потерпел поражение. Но никто не поддержал его. Тогда хорезмшах стал проводить время на охоте и предался разгулу и пьянству. После одной такой пирушки его шатер окружили татары, но тут подоспел эмир Ур-хан со своими воинами и отогнал татар от юрты. Воспользовавшись этим, слуги вывели султана, усадили пьяного на коня и дали ему возможность ускакать. Хорезмшах устремился в город Амиду, надеясь укрыться за его стенами, но жители не пустили его. Затем он поскакал в горы Майафарикина. Около селения Айн-Дар султана схватили курды. Джелал ад-дин сказал им, что он султан, и обещал вознаграждение, если они помогут ему дойти до местного правителя. Но курды не поверили. Они ограбили его, а один из них ударил Джелал ад-дина копьем и убил. Так в 1231 году погиб хорезмшах Джелал ад-дин.

Курды сняли с хорезмшаха все драгоценности и забрали убранство его коня. Через несколько дней один из них, облаченный в одежды и увешанный оружием хорезмшаха, пришел в Амид, где его увидел один из воинов Джелал ад-дина. Хорезмиец сообщил об этом властителю Майафарикина, который приказал казнить этого курда, перебить всех мужчин селения, где был убит хорезмшах, а само селение сжечь. Останки султана были доставлены в Майафарикин и погребены ночью. Могилу сравняли, чтобы над прахом хорезмшаха не надругались.

Оставшись без вождя, эмиры и предводители кыпчакских племен направились сначала в Малую Азию, а оттуда - на Ближний Восток. С уходом хорезмийских воинов Азербайджан был полностью завоеван и включен в тюрко-монгольскую империю.

Взято с http://bezertdinov.narod.ru/

назад