Этикет сообщения и приема гостей

О торжестве по случаю свадьбы, (келин келтирген), рождения ребенка (ыстым той), возвращения аталыка (аталыкъ къайтды), окончания строительства дома (жангы юй), выздоровления больного после долгой болезни (ауруудан къутулуу), приема гостей (къонакъ алыу), примирения кровников (дугъумжамланы жарашдырыу), возвращения изгнанника после прощения (харамлы), коллективного братства (антлы къарындашла), заранее сообщалось близким родственникам, соседям, знакомым, односельчанам , независимо от социального положения, этнической и религиозной принадлежности с указанием времени и места, чтобы приглашенные могли подготовиться к торжеству. Исключение составляли кровники (дугъумжам) и душевно больные (тели ауругъанла). Делать сообщение приглашенным поручалось младшим со стороны людей, проводящих торжество.

Этикет приглашения и проводов приглашенных людей имеет свои особенности. Об этом говорится и в нартском эпосе. За Ерюзмеком послали мальчугана Сосрука. Тот пришел в ярость из - за того, что за ним пришел какой - то мальчик, а не взрослый.

В первую очередь на торжество приглашались повара как почетные личности, которые славились своими кулинарными изделиями не только в своем селе, но и далеко за его пределами. Поваров привозили на транспорте. Они должны были приготовить пищу до прибытия гостей. За поварами следовало приглашать музыкантов, певцов, танцоров, силачей, которые заранее должны были подготовить свою программу для гостей.

Стариков и старух приглашали взрослые мужчины и женщины, среднего возраста мужчин и женщин - младшие. Приглашенные гости являлись в сопровождении своих сыновей и дочерей, которые выполняли функцию обслуживающих (шапа).

Близкие родственники обязаны были явиться без приглашения. Отказ явиться на приглашение рассматривался как оскорбление хозяину дома. Отказываться от приглашения мог тот, у кого в семье был траур или случилось накануне несчастье.

Приглашенные женщины являлись с подарками (мучные кулинарные изделия, ткань, одежда, деньги, напитки, мясные блюда). Скот приводили молодые мужчины. Подарки по возможности несли все, кроме сирот и нищих, душевнобольных. Осуждение за подарки не полагалось.

Приглашенных, как мужчин, так и женщин, встречали у ворот люди, ответственные за торжество. Стариков и старух встречали хозяин и хозяйка дома. Без приглашения гости не входили во двор. Встречающие постоянно были готовы встретить приглашенных гостей.

Малейшее отсутствие встречающих не допускалось. Первыми встречали более пожилых людей и отводили их на самое почетное место. Менее пожилые следовали за ними, далее - гости старшие и среднего возраста. Мужчинам отводилось отдельное место от женщин. Всех приглашенных встречали с песнями и танцами представители сельской молодежи. Опоздание к торжеству также не допускалось. Это рассматривалось как неуважение к хозяину дома. Каждому приглашенному старались уделять самое пристальное внимание и уважение. Если около дома, где шла подготовка к торжеству, оказывался незнакомый проезжий человек любой национальности, то его приглашали как самого дорогого человека, независимо от возраста.

Близкие родственники хозяина дома являлись без особых приглашений. Они сразу подключались к делу.

Молодые люди готовили место для приема приглашенных.

На обрядовых праздниках Чоппы, Сабан той, Апсаты, Голлу, Аштотур, Кюрек бийче, Хардар, Озай выбирали глашатаев под именем Къодуучула. Они приглашали на торжество всех жителей села, а также и гостей из Кабарды, Осетии, Ногая, Кумыкии, Чечни, Сванетии, Карачая. На видном месте висели обрядовые флаги (байракъ), указывающие, что на этом месте будет проходить обрядовый праздник. Эти праздники проводились на таких почитаемых местах, как камень - фетиш Апсаты, камень - фетиш Чоппы, камень - фетиш Аштотура, камень - фетиш нартов и т.д.

На обрядовых праздниках почитаемые кустарники, деревья, родники, камни, холмы, горы, скалы считались почетными местами, где должны были сидеть старшие. Чуть дальше от них - младшие. В холодное время года рассаживались кругами вокруг большого костра. Внутренний круг составляли старшие, внешний - младшие.

Гостеприимство

Къонакъбий - покровитель гостей, дорог, тропинок, пещер, изобилия.

Къонакъбай - покровитель дома, семьи, имущества, щедрости, добра, приема гостей, защитник гостя.

Къонакъ бир кюн къалса - къут, эки кюн къалса - мут. «Если гость гостит день - радость, если два дня - голод».

Къонакъ болсанг, ийнакъ бол. «Если ты гость - будь вежлив».

Къонагъы жокъну, шуеху жокъ. - «У кого нет гостей, у того нет друзей».

Къонакъ кеп келиучю юйню къазаны отдан тюшмез. - «В гостеприимном доме котел всегда над огнем».

Къонакъ келе билгенича, кете да билсин. - «Как умеет гость приходить, пусть также умеет и уходить».

Къонакъ келсе - къазан ас. - «Пришел гость, вешай котел».

Къонакъ келсе, къут келир, кеп келсе, жут келир. - «Гость приходит - счастье приходит, много гостей приходит - голод приходит».

Къонакъны къачан кетерлигин сорма, къачан келлигин сор. - «У гостя не спрашивай о том, когда уедет, спрашивай, когда приедет в следующий раз».

Къонакъ къойдан жууаш. - «Гость смирнее овцы» (то есть гость должен вести себя скромно).

Къонакъ къонакъны сюймез. - «Гость гостю не рад». «Гость гостя не любит».

Къонакъ хазыр болгъанлыкъгъа, къонакъбай хазыр болмаз. - «Хоть гость готов гостить, да хозяин не готов принимать».

Къонакъбай ыразы болмагъан къонакъ кете тебресе, атыны артын юйге айландырып минер. - «Недовольный хозяином гость, уезжая, садится на коня, повернув его задом к дому».

Къонакъбай къонакъны келирин да сюймез, келсе, елюрюн да сюймез. - «Хозяин и прихода гостя не хочет, а коль пришел, смерти его не желает».

Келгинчи, къонакъ уялыр, келгенден сора, къонакъбай уялыр. - «Гость стесняется до прихода, после прихода хозяин гостя стесняется».

Къонакъда болмагъан, къонакъ ала да билмез. - «Кто не бывал в гостях, тот и сам не сумеет гостя принять».

Народ свое отношение к гостеприимству отразил в перечисленных и других пословицах и поговорках, которые возникли в глубокой древности.

Итальянский путешественник, географ и этнограф Джорджио Интериано (вторая половина 15 - начало 16 в.в.) писал: «Вообще у них в обычае гостеприимство и с величайшим радушием принимать всякого. Хозяина и гостя они называют «къонакъ». Мнение того же автора: «… Конакам своим они обычно остаются верны и дома и вне дома и относятся к нему с величайшим радушием»1.

Любая семья всегда имеет запас пищи и напитков на случай прихода гостя.

«У кавказцев не принято брать плату за еду, приют, фураж лошадей гостя», - так отмечал Абри де ла Мотри (1674 - 1743 г.г.). «Наоборот, гостям преподносили подарки»2

Петр Симон Паллас писал: (1741 - 1811г.г.) «Гостеприимство (куначество), основанное на определенных принципах, ставит всякого, кто прибегает к нему, в полную защиту от всякого рода насилия. Хозяин защищает гостя при всяких обстоятельствах своей жизнью и жизнью своих близких; он не дозволяет ему уехать, не дав ему конной охраны и не поручив его своим союзникам; за убийство или оскорбление гостя мстят, как за смерть кровного родственника»3.

Балкарцы и карачаевцы до сих пор имеют самые тесные связи с народами Средней Азии, Казахстана, которые гостят друг у друга, усиливая через гостеприимство родственные узы. То же самое - с русскими, украинцами, белорусами, молдаванами, немцами, поляками, болгарами, турками, евреями и т.д.

Жан - Шарль де Бесс указывал: «В большом почете среди черкесов гостеприимство, которое уважается и рассматривается как священное. Когда чужестранец становится кунаком (гостем) одного из семейств, он огражден от любых попыток покушения на честь, так как его хозяин в ответе за него»4.

Киргизы, казахи, узбеки, русские, украинцы и представители других национальностей гостят в знакомой балкарской или карачаевской семье, и за их жизнь в ответе их хозяева.

Бларамберг И.Ф. высказывал следующую мысль: «В горах Кавказа для дружбы имеется свое особенное слово «кунак» или друг, что означает «побрат» (побратим). У босняков «крестный брат», у древних пруссаков, то есть друг, для которого они готовы пожертвовать всем своим состоянием и самой жизнью»5.

Если какой - то семье сообщали, что к ней едет какой - то гость, то хозяин дома встречал его за селом, чтобы оказать почести и уважение. Къонакъны аллына къарап, юйге киргиз. - «Встречай гостя, пригласи его в дом».

В гости могли прийти разбойники под видом добрых гостей, чтобы в удобный момент угнать скот. Про таких гласит поговорка: «Огъурсуз къонакъ келсе, къоюнга берю чабар». - «Если к тебе придет недобрый гость, то на твоих овец волки нападут». «Огъурсуз къонакъ келсе, къоюнг ташлар». - «Если к тебе придет недобрый гость, то твоя овца прежде времени оягнится».

Если гостю другой национальности понравилась балкарка и он был намерен жениться на ней, ему не препятствовали, несмотря на его социальное положение и религиозную принадлежность. Такое случилось и со сванским князем и полковником русской службы Отари Дадашкелиани. Подобных примеров было много.

Гость мог принять активное участие в коллективной взаимопомощи (изеу) при заготовке сена, дров, уборке урожая, стрижке овец, постройке дома, каменного забора, загона, изготовлении орудий труда, кузнечных дел, если пребывал долгое время в семье.

Гость мог дать имя младенцу, если он родился при его длительном пребывании в семье хозяина. Тогда гость делал небольшой подарок младенцу. А хозяин дома в знак благодарности дарил ему кинжал.

Гость мог принять участие в сватовстве в качестве дружка жениха, которого могли назначить помощником главы дружков жениха, после чего он мог стать названным братом (антлы къарындаш).

Кровники часто прибегали к помощи гостя, чтобы ускорить процесс примирения враждующих сторон.

Если гость хотел быть аталыком сына хозяина дома, то отец ребенка не мог не удовлетворить его желание. Сын хозяина немедленно переходил под опеку воспитателя - гостя. Аталычество укрепляло родственные отношения между гостем и хозяином дома. После того, как юноша возвращался в родной дом, завершив освоение военного искусства, жизненной школы (уход за скотом, пахота земли, знание этикета, владение красноречием и т.д.), между семьями аталыка и хозяина дома устанавливались самые близкие родственные связи.

Не принято было спрашивать у гостя, откуда он, какой национальности, какая у него семья, чем занимается, пока он сам не расскажет о себе.

Лучшую, новую постель, качественную пищу использовали для гостя. От него ничего не скрывали. Ему показывали скот, огород, сад, знакомили с членами семьи и родственниками.

Если гостю надо было чинить одежду или заменить ее, то это исполняли как можно быстрее.

Гостя одного никогда не оставляли. При нем постоянно находился кто - нибудь из членов семьи или родственников. Также не давали ему скучать. Для этого устраивали танцы, спортивные игры, исполняли песни, водили по кошарам и т.д.

Гостя принимали в любое время дня и ночи. Проявлять недовольство в его адрес исключалось. Тут же ставили пищу, готовили постель. При нем не шумели, не скандалили, не кричали.

Семья, которая не могла обеспечить пищей и постелью гостя, могла обратиться к соседям за помощью. Любая семья обязана была ему помочь без напоминания. Чтобы у семьи был авторитет, гостя часто посещали соседи.

Гость, вручив свое оружие хозяину дома, давал понять, что он находится под покровительством хозяина дома. Хозяин понимал, что гость совершил какое - то преступление. Его надо было оберегать.

Было очень нескромно со стороны хозяина дома жаловаться гостю, что он бедный, что такой - то сын непутевый или сосед неудачный. Обычно поэтому говорят, что достоинство человека узнают по его друзьям.

По горскому обычаю у гостя не спрашивали о новостях в его краю, пока его не накормят. Встречая гостя, в первую очередь ему предлагали пищу. Ач къонакъны хапар бла сыйлама. - «Голодного гостя не потчуй разговорами ».

По этому поводу бытует крылатое выражение: «Къонакъгъа ашатмай - ичирмей, хапар соргъан адет жокъду». - «Нет такого обычая, чтобы у гостя спрашивать о новостях прежде, чем накормить - напоить его».

Подчеркивая авторитет гостя, произносили тост за него, и тот мог также произнести здравицу. «Къонакъны артмагъына кере алма да, алгъышына кере ал». - «Гостя встречай не по приношениям, а по благопожеланиям».

Встречая гостя, вспоминали пословицу: «Аш берме да, къаш бер». - «Лучше встречай приветливым взглядом, чем сытным обедом» или «Не потчуй обедом, потчуй приветливостью». «По горскому обычаю, когда гости приезжают что - нибудь просить, то сейчас об этом не говорят, а объясняют свою просьбу, собираясь уехать»6.

Чакъырылмагъан къонакъгъа жер жокъ. - «Неприглашенному гостю места нет». Не получив приглашения, никому не полагалось являться на торжество, кроме близких родственников.

Къонакъ олтурады 10 айны, къазан, къайна 5 айны. - «Гость сидит 10 месяцев, кипи, котел, 5 месяцев». (Нехлебосольный хозяин).

«По обычаю карачаевцев и балкарцев, как и у других горцев Кавказа, гость был лицом неприкосновенным. Даже кровный враг пользовался покровительством хозяина»7.

Къайын ананг сюе кереме. - «Оказывается, теща тебя любит». Так говорят тому, кто пришел в гости к началу обеда, завтрака, ужина, трапезы.

Къонакъ аякъ урмай къайтды. - «Гость вернулся, не наступив ногой», то есть, не удостоившись гостеприимства.

Испокон веков в народе бытует множество загадок, пословиц, поговорок о гостях.

Загадка: Келмей да болмаз, кетмей да къалмаз. «Не прийти не может и не уйти не может».

Отгадка - къонакъ - «гость».

Къыз келсе, жумуш этер, къатын келсе, ушакъ этер. - «Если девушка придет в гости, по дому поможет, если придет женщина - разговоры заведет».

Къыз кесини юйюнде да къонакъды. - «Девушка и в своем доме гость».

Сабий къонакъдан тамата. - «Ребенок почетнее даже гостя», то есть сначала надо позаботиться о детях.

Сюйген къонагъыма юйюмю эшиги ачыкъ. - «Для уважаемого гостя дверь моего дома открыта настежь».

Сюймеген адамым келсе, юйюм тар болады. - «Если приходит нежеланный человек, в моем доме становится тесно».

Хозяин дома, который принял гостя, не хвалился своей щедростью.Чомарт жарлы болмаз. - «Щедрый бедным не будет, (то есть он богат душой)». Чомартха Тейри да борчлуду. - «Перед щедрым человеком и бог в долгу». Чомартны къолу берекет. - «У щедрого человека руки - изобилие». Чомарт къолда мал къалмаз. - «В щедрых руках скотина не держится». Чомарт къонакъ юй иесин сыйлар. - «Щедрый гость угощает хозяина дома». Чомартха хар кюн да байрамды. - «Щедрому человеку каждый день - праздник».

Ит керексизге юре, къонакъланы чакъыра. - «Собака попусту лает - гостей сзывает».

Юре билмеген ит къошуна конакъ келтиреди. - «Собака, не умеющая лаять, зазывает в свой кош гостей».

«По обычаю горцев гостя отводили в специальное помещение (кунацкую), где его угощал и развлекал не только хозяин, но и жители аула»8.

Если женщине, у которой муж оказался вне дома, приходилось принять гостя, то отца мог заменить сын или близкий родственник на правах хозяина дома.

Если в дом, где не было мужчины или он отсутствовал временно, прибывал гость - мужчина, его принимали женщины, но в доме ночевали пожилые женщины или мужчины - родственники. Этот обычай соблюдается и сейчас.

У кавказских народов бытует один общий охотничий обычай. Когда гостеприимный хозяин охотился с гостем, то первый выстрел, несомненно, предлагался последнему, даже если он был моложе охотника.

Охотники, обращаясь к божеству диких животных Апсаты, говорят: «Келген къонакълагъа сый бла тюбе». «Пришедших гостей встречай с почестями». «Бизге огъурлу конакълагъача тюбе». - «Встречай нас как добрых гостей».

По некоторым законам гостеприимства гость и хозяин, не высказываясь открыто, могли иметь возможность узнать о своем расположении друг к другу. Например, встречая гостя, хозяин первым здоровался с ним приветствием «Салам алейкум!». Это означало, что в этом доме не желают принимать его и не рады его приезду. А должен был приветствовать хозяина первым гость.

Знаком того, что гость не может или не желает долго гостить у хозяина, было то, что он не разрешал кому бы то ни было расседлать коня. Вместо этого покрывал его буркой; войдя в дом, не вешал плетку на луку седла; если, даже войдя в дом, вешал ее на гвоздь хвостиком в сторону двери.

Большим проявлением человечности, достоинства считалось доброжелательное отношение к гостю, если он был даже неуважаемым человеком. Верхом бескультурья считалось говорить человеку о своих обидах и недовольствах, пока он гостил в твоем доме.

Балкарцы лишь в исключительных случаях могли выразить такое отношение к гостю.

Гость мог выразить свое впечатление о гостеприимстве хозяина. Хозяин даже ждал этого. Если гость садился на своего коня, повернув его головой в сторону дома или аула, выходя оттуда, надо было догадаться, что он остался очень довольным гостеприимством хозяина.

Не принято было гостю отказываться от поданной хозяином дома пищи. При этом он не должен был съедать все до конца.

Не следовало гостю быть слишком любопытным и расспрашивать обо всем у хозяина. Это насторожило бы хозяина. В одной из старинных балкарских песен говорится: «Кезлеринг бла чырдыланы санама», то есть «Не считай глазами балки дома».

Имело большое значение в конце трапезы и то, как поставлено на стол блюдо с половиной головы жертвенного животного. Если половина головы была повернута носом в сторону двери, гостю следовало спешить уйти. А если нет, то не было основания спешить.

Трудно было принять хозяину в качестве гостя представителя мужского пола, нежели женщину, так как для нее особых застолий не устраивали. Смешанных застолий у балкарцев и карачаевцев не было. Женщины спиртное не употребляли.

На игрищах, устраиваемых в честь гостей, танцы начинали и завершали представители хозяина, давая возможность показать свои способности и гостям. Точно также было и при песнопениях.

В гости не приглашали кровников, изгнанных из села, опозоренных, воров, разбойников. Про них бытуют поговорки: «Чакъырылгъан жерден къалма, чакъырылмагъан жерге барма». - «Не ходи туда, куда не зовут, а куда зовут, иди обязательно». «Чакъырылмагъан жерине ит да бармайды». - «И собака не идет, куда не прошена». «Чакъырылмагъан къонакъ - жонулмагъан таякъ». - «Незваный гость - неотесанная палка». «Чакъырылмагъан къонакъ къачан кетерин сормаз». - «Неприглашенный гость не справляется, когда ему уходить». «Чакъырылмагъан къонакъ орун тапмаз». - «Незваный гость места не найдет». «Чакъырылмагъан къонакъ терге етмез». - «Незваный гость на почетное место не сядет».

Об отношении к гостям жителей Балкарского общества красноречиво рассказывает Шереф - ад - дин Йезди в «Книге побед»10. В 1395 году Тимур после победы над золотоордынским ханом Тохтамышем на реке Терек вынужден был сам участвовать в покорении горцев у подножия Эльбруса. «У тамошних жителей были крепости и укрепления на вершине горы, и пройти туда было чрезвычайно трудно, вследствие высоты их, которая так велика, что у смотревшего мутился глаз и шапка валилась с головы, в особенности Кула и Тауса». Далее Шериф ад - дин Йезди рассказывает: «Взяв в плен Кулу и Тауса, которые были предводителями той крепости, они убили их. Оттуда Тимур двинулся на крепость Пулада, в которой укрылся Утурку - один из старших эмиров Джучиева улуса. По дороге один день они провели в местности Балкан»… Тимур написал письмо Пуладу, чтобы тот выдал ему Утурку. Получив отказ, он идет с войском к этой крепости, «преодолевая громадные трудности… Крепость эта находилась в чрезвычайно труднодоступном месте, и тамошние жители, заняв вход в ущелье и отрешившись от жизни, отчаянно начали сражаться. После многих усилий победоносное войско одолело их, и, овладев крепостью, уничтожило многих из них... Войско Тимура разграбило и сожгло дома их и взяло бесчисленную добычу»11.

Но взять Утурку Тимуру не удалось, так как тот «бежал в ущелья горы Эльбруса»12, в связи с чем начался новый поход. Отсюда ясно видно, что как бы трудно не пришлось жителям нынешней Верхней Балкарии Черекского ущелья, они не выдали своего гостя Утурку, скрывавшегося от войск Тимура в крепости Болата. (Крепость Болат стоит здесь и ныне почти в первозданном виде).

Гостей - неприятелей, незваных гостей народ принимал соответствующим образом. Об этом говорится в балкарской народной песне «Къарча».

Асланбек Кайтукин, кабардинский князь, послал своего слугу к предводителю карачаевцев и балкарцев Къарче, когда он жил еще в верховьях реки Баксан, с тем, чтобы он у своего народа собрал дань и отдал ему. Къарча же привязал на спину его слуги старого пса и сказал: «Кабардинские князья очень любят лакомиться курятиной, а я его не приравниваю даже к старому псу и дань ему платить не собираюсь».

В другой раз в отсутствии Къарчи Кайтукин опять послал в его село свое войско с той же с целью. Сын легендарного Къарчи Боташ принял людей Кайтукина по горским законам гостеприимства: напоил, накормил, распределил на ночлег по домам, а затем истребил их. Когда Къарча прибыл из Грузии, за недостойный поступок со стороны Кайтукина взял молодых людей из числа его подданных и дал им новые фамилии, в том числе и Жараштылары - сегодня они - Жерештиевы, что в переводе с балкарского означает «помирившиеся»13.

«Зная, что самое правильно организованное общество Балкарское, что оно имеет значительное влияние и на остальные общества и что, если покорить его, то остальные сами сдадутся, Кайтукин попытался действовать сначала силой против Балкарии и один раз проник туда, но не с войском, а со свитой и небольшой охраной и предложил Сосрану Абаеву, олию, добровольно подчиниться и дать дань». Абаев не дремал и всегда был готов ко встрече неприятеля. Кайтукин въехал в Балкарское ущелье и, остановившись в пещере под названием «Зына дорбун», отправил послов к Сосрану Абаеву - Кучуковичу с извещением о своем прибытии для получения дани от балкаров.

Абаев вместо встречи его приказал послам отправиться к своему князю и сказать ему, что если он имеет дело в Балкарии, то может явиться на заседание Тере, если же он имеет в виду посетить лично самого Абаева, то может пожаловать в его кунацкую (гостиную); на попытку послов сделать возражение и дать понять, что Кайтукин требует дань, олий строго воспретил им рассуждать и приказал немедленно удалиться и передать его слова Кайтукину. Когда послы удалились, он поставил поперек ущелья цепь стрелков и дал им приказание следующими словами: «Ко мне идут гости, вы их позабавьте; когда они подъедут на расстояние выстрела, то дайте по ним залп, но цельтесь в рукоятки их кинжалов и шашек, в папахи. Не беда, если попадете в лошадей, а людей не убивайте; если же гости не остановятся и ответят выстрелами, то, не отступая, дайте мне знать».

Кайтукин, узнав об этом распоряжении и убедившись в бесполезности своего путешествия, выехал обратно из ущелья, несмотря на противное мнение части его придворных «орков»14.

С целью наказать Сосрана Абаева Кайтукин решил «угнать его овец вместе с пастухами, находившимися далеко от Балкарского общества, за двумя горными хребтами, на пастбище «Хызны башы».

Отправившись туда с людьми, он не решился сразу напасть на кош ввиду преобладающего числа вооруженных чабанов. Он оставил своих людей, спрятав в лесу, а сам оделся в костюм простого кабардинца и пешком пришел на ночлег, как охотник, на кош Сосрана. Его приняли, и старшие приказали зарезать барана ради гостя, который притворился не знающим балкарского языка». Побыв в гостях некоторое время, Асланбек Кайтукин убедился в бесполезности своих намерений и не появлялся больше в Балкарском обществе»15.

Сваты (келечиле)

Келечиле - сваты, посредники, послы, дипломаты, красноречивые, сводники. Они на правах почетных гостей совершали обряд сватовства. О них сложено много поговорок, которые дошли до нас. Келечиге арыу жокъ. - «Сваты усталости не знают». «Келечини ауузу бош». - «Сваты могут говорить все». «Келечини хуржунлары етюрюкден толу». - «У свата карманы полны неправдой (то есть, чтобы добиться успеха в сватовстве, сват всячески расхваливает жениха)».» «Келечи бир кюн суап алыр, бир кюн жуап алыр». - «Сват раз получит спасибо, другой раз получит согласие». «Келечиге елюм жокъ». - «Свату смерти нет». «Келечи иги болса, кели башы эрге барыр». - «Если сват хороший, то и пест замуж пойдет». "Келечини чыдагъаны ахшы». - «Свату лучше терпеть».16

Застольный этикет. Угощение гостей.

Подавались вода и полотенце для мытья рук перед тем, как гости садились за стол. Строго следили за чистотой посуды и столов.

Столы накрывались разными блюдами, пока гости садились. Лошадей гостей отводили в нужное место. Первыми столы накрывали для старших, далее - по старшинству. К столу первыми приглашались самые старшие, соблюдая старшинство. Если трапеза проходила внутри дома, то почетным считалось место, близкое к очагу, куда приглашались почтенные старики. Менее почетным считалось место, близкое к дверям, куда сажали молодых. А если торжество проходило во дворе, почетным являлось место, близкое к костру, где готовили пищу. Это место отводилось старшим. Место, близкое к воротам, считалось менее почетным, и туда сажали младших.

Ожидание подачи блюд на стол для всех не практиковалось. Обслуживающие стояли в стороне, чутко слушая сидящих, чтобы по первому приказу исполнить любое желание старших. Блюда подавались вовремя, при этом соблюдался порядок их подачи. В начале подавались хычины, лакумы, пирожки, супы, поджарки, напитки. В последнюю очередь - мясо сваренного жертвенного животного, шашлыки из ребер, мяса, печени (жалбауур) и в конце - бульон как второе блюдо.

Обслуживающие чисто убирали со стола объедки, кости, пищевые остатки, часто обновляя блюда. Пока сидели за столом, он не был пустым.

Садясь за стол, не принято было шуметь стульями и посудой, переставлять их, торопиться первым сесть за стол, толкать друг друга, отвлекать соседа, часто смотреть по сторонам, наклоняться то к одному соседу, то к другому. Весьма неприлично было громко разговаривать и смеяться, ковыряться в зубах, часто трогать нос.

Не полагалось пачкать едой стол, губы, одежду, крошить хлеб, небрежно складывать кости на столе, бросать еду на пол. Нужно было строго следить за собой.

Не было принято класть руку на плечо соседа за столом во время трапезы, какого бы возраста он ни был или часто его обнимать.

Неприлично было перебивать беседу соседей и навязываться им своими разговорами.

Во время трапезы категорически запрещалось кого - либо звать без согласия старшего за столом, кем бы он ни был.

Соседи, сидящие за столом, не могли предложить свою долю друг другу, вызывая этим неуважение к пище и хозяевам. Другое дело, если сосед соседу предлагает почетный кусочек мяса из своей доли, как обычай угощения (тигим).

«В пище карачаевцы очень нетребовательны и умеренны»16.

Если нечаянно кто - то проявлял недовольство поданным блюдом, его строго осуждали сидящие за столом гости. Этот человек проявлял неуважение к пище, к хозяевам и сидящим за столом. Он должен был немедленно покинуть стол. «Итак, карачаевцы не рабы своего аппетита никаким образом»17.

Отдельно просить добавку не полагалось. Обслуживающие все время подкладывали добавку к общему блюду, от которого младшие предлагали лучшие почетные куски старшим гостям. Но старшие были взаимно внимательны к младшим. Они также подкладывали младшим лучшие куски мяса или пирога.

Пустая посуда на столе считалась плохой приметой, что якобы изобилие исчезнет. Поэтому моментально убирали пустую посуду.

Если у кого - то случилось несчастье, до конца трапезы ему об этом не сообщали.

К концу трапезы могли обсуждать важные общественные вопросы и принимать конкретное решение. Такими могли быть примирение кровников, оказание коллективной взаимопомощи (изеу). Эта помощь оказывалась сиротам, бедным, беженцам.

Этикет не допускал, чтобы хозяева торжества торопили сидящих за столом гостей. Этим они могли вызвать неуважение к сидящим. Да и сами сидящие знали, когда им встать из - за стола. Долгое застолье считалось знаком недостойного поведения.

Тамада строго следил за столом за всеми, чтобы они остались довольными приемом хозяев. Он незаметно руководил тем, кому подкладывать добавку, заменить блюдо, произнести тост. От его авторитета зависели порядок и дисциплина на торжествах. Не всякий авторитетный человек соглашался стать старшим (тамадой) за столом. После тамады, когда он произносил прощальный тост, все вставали из - за стола. Тогда уже никто не имел права сидеть за столом.

Застолье завершалось исполнением народных песен, танцев, выступлениями силачей, клоунов (гепсоркъа), сказителей. Некоторые силачи поднимали зубами большой котел с водой и мясом, поедали целиком овцу.

Тамада за столом с двумя помощниками пользовался неограниченной властью. Его первый помощник сидел с его левой стороны, а младший - с правой. Сидящие за столом не дотрагивались до пищи, пока тамада не произносил здравицу стоя. В это время все сидящие вставали и слушали, не перебивая его. Как только тамада садился, все также садились на свои места. Тосты по очереди, с веления тамады, адресовались известным кузнецам, столярам, плотникам, камнетесам, ювелирам, поварам, мастерам по пошиву одежды, золотошвеям, певцам, танцорам, музыкантам, сказителям, силачам, скотоводам, многодетным матерям, косарям, охотникам, языческим богам, красноречивым, народным лекарям, произносили их и за дружбу между народами. За столом царили тишина и спокойствие, когда говорили старшие. Младшие слушали, затаив дыхание, и учились искусству красноречия. Они боялись получить замечание от старших. Младшие только во время еды касались края стола. Они, сидя, занимали половину стула, чтобы быть подтянутыми. Старшие незаметно наблюдали за младшими, за тем, как они сидят, как кушают. Младшие старались есть не торопясь, маленькими кусочками, не чавкать, не протягивать руку далеко за кусочком еды. Старший, увидев, что младшему неудобно достать кусочек мяса, сам подавал ему.

Перед тамадой всегда ставили лучшие куски мяса, шашлыки, пироги и в большом количестве, оказывая этим уважение. Он, конечно, все не мог съесть и раздавал младшим. Младший не имел права отказываться от угощения. Отказ рассматривался как оскорбление старшего. Каким бы сытым ни был, он обязан был принять и съесть поданный тамадой кусочек мяса.

Никто не имел права покинуть свое место из - за стола без ведома старшего.

Застольную песню младшие затевали по просьбе старших. Если была радостная весть, младший объявлял ее с разрешения старшего.

Проводы гостей

Первыми гостеприимный дом покидали старшие из своего села, сопровождаемые младшими до дома. Их провожал хозяин дома до ворот. За ним следовали гости, пришедшие издалека, провожаемые всем семейством, родственниками, соседями до края села. Им подводили коней и помогали сесть на них, снабдив дорожной пищей. Провожающие не уходили, пока гости не скрывались из виду, показывая уважение к ним. После них в дорогу собирались близкие родственники хозяина дома, которые приехали издалека. Они не имели права уходить раньше гостей и приезжих, чтобы не проявлять неуважения к ним. Последними дом хозяина покидали односельчане, родственники, чтобы показать авторитет хозяина торжества. Этот обычай соблюдается и по сей день. Гость не имел права осуждать прием, пищу, родственников, соседей, знакомых. Такого человека могли сурово осудить односельчане.

Певцы, танцоры, музыканты возвращались с торжества с подарками. Их сопровождали на торжество и обратно сыновья, дочери, родственники, знакомые хозяина дома. Сопровождение шло с песнями и танцами.

Этикет сопровождения в пути

Сопровождение младшим старшего по возрасту человека имело строгий порядок. Младший, сопровождая старшего по возрасту, находился по левую сторону от него. Правая сторона младшего считалась почетной, и этим он оказывал уважение старшему по возрасту.

Когда шли трое людей, старший находился посередине, а младший был обязан идти с правой стороны, чтобы выполнить любое поручение старшего по возрасту человека. Средний оказывался с левой стороны старшего, уступая свою почетную сторону. Если старшего сопровождали трое, то младший шел впереди, как бы показывая дорогу. Остальные занимали соответствующие места по старшинству. Если старшего сопровождали четверо, младшие занимали свои места спереди и сзади, а двое становились по бокам старшего соответственно. Если старшего сопровождали пятеро, один младший становился спереди, два младших - сзади, а старший находился посередине двух сопровождающих, как полагается.

Мужчина, сопровождая женщину - родственницу, уступал правую сторону, независимо от возраста, оказывая особое уважение к ней.

Мужчина, сопровождая девочку, уступал правую сторону, взяв правой рукой левую руку девочки, а мальчика - наоборот.

Мужчина, сопровождая двух женщин, оказывался посередине. При этом младшая должна была встать с правой стороны, а другая - с левой.

Мужчины, проходя цепочкой по узкой тропинке, ставили старшего посередине.

В женской цепочке впереди шла старшая женщина.

Женщина, сопровождая своего мужа, оказывалась с левой стороны, как бы ближе к его сердцу.

Двое незнакомых мужчин, встречаясь в пути, уступали друг другу левую сторону. При этом младший уступал правую сторону, показывая уважение к старшему. Один мужчина, встречая двух незнакомых мужчин, не имел права пройти между ними, только уступал левую сторону. Мужчина, встречаясь с женщиной в пути, уступал правую сторону как знак уважения к ней. Мужчина, показывая дорогу незнакомому человеку, шел впереди. По этикету младший, сопровождая старшего, не имел права торопить его и задавать лишние вопросы. Он молча слушал и выполнял его поручения. Младший не имел права пересечь дорогу старшему. Он должен был подождать, пока не пройдет старший и потом перейти дорогу. Младший, сопровождая старшего, если встречал в пути водную преграду, мог перенести старшего на своей спине.

Послать долю

Юлюш иерге «Послать долю» (при ритуальных торжествах отсутствующим посылается доля со стола с куском мяса)18. Такую долю мяса с другими кулинарными изделиями посылали уважаемым людям, которые могли отсутствовать по причине болезни или отъезда куда - нибудь. Долю доставляла хозяйка торжества с младшим сыном. Если получавший долю человек жил далеко, его долю доставлял старший сын хозяина торжества. А если тот человек был родственником, то ему, кроме мяса, кулинарных изделий, посылали и напитки. Их доставляли другие сыновья хозяина.

назад